Catherine Russell
7 июля, Рамонь, Дворец Ольденбургских
Золотой голос Гарлема

Джаз у нее в крови – в прямом смысле. Певица Кэтрин Расселл родилась в нью-йоркском районе Гарлем в музыкальной семье: отец Луис Расселл был известным пианистом и композитором и музыкальным директором Луи Армстронга. Ее мать Карлин Рэй была певицей, а также играла на гитаре и басу. Так что ее будущее было предначертано уже в детстве. Хотя Расселл могла пойти и по другому пути: в юности она была подававшей большие надежды танцовщицей.
Сразу после окончания Американской академии драматических искусств (American Academy of Dramatic Arts) она стала невероятно востребованной бэк-вокалисткой. Серьезной школой для Расселл стали выступления вместе с легендарными музыкантами: Steely Dan, Paul Simon, Jackson Browne. В начале нулевых она стала постоянным музыкальным партнером Дэвида Боуи: она принимала участие в записи его альбома Reality и двух последних турах великого артиста.

После того, как Боуи перестал выступать живьем, Расселл записала свой первый альбом Cat, получивший восторженные рецензии в американской музыкальной прессе. Пластинка поражала воображение разнообразием стилей, в каждом из которых Расселл чувствовала себя как рыба в воде: от ново-орлеанского стандарта Juneteenth Jamboree до поп-блюза You Were Made for Me авторства Сэма Кука и даже песни группы Grateful Dead, чей материал не так часто попадает в поле зрения джазменов.
Сразу после окончания Американской академии драматических искусств (American Academy of Dramatic Arts) она стала невероятно востребованной бэк-вокалисткой. Серьезной школой для Расселл стали выступления вместе с легендарными музыкантами: Steely Dan, Paul Simon, Jackson Browne. В начале нулевых она стала постоянным музыкальным партнером Дэвида Боуи: она принимала участие в записи его альбома Reality и двух последних турах великого артиста.

После того, как Боуи перестал выступать живьем, Расселл записала свой первый альбом Cat, получивший восторженные рецензии в американской музыкальной прессе. Пластинка поражала воображение разнообразием стилей, в каждом из которых Расселл чувствовала себя как рыба в воде: от ново-орлеанского стандарта Juneteenth Jamboree до поп-блюза You Were Made for Me авторства Сэма Кука и даже песни группы Grateful Dead, чей материал не так часто попадает в поле зрения джазменов.
Широкая публика узнала Расселл благодаря ее версии песни Crazy Blues 1920-х годов, которая прозвучала в первом сезоне сериала "Подпольная империя" – позже этот саундтрек получит премию "Грэмми". Номинацией на престижнейшую премию была отмечена и ее последняя пластинка "Harlem on my mind", на которой Расселл отдает должное своим музыкальным корням. Со стандартами Ирвина Берлина, Билли Холлидей, Фэтса Уоллера и других классиков начала XX века она обращается с удивительной легкостью и классом. Среди других замечательных музыкантов на пластинке гостит тенор-саксофонист Фред Стейтон, участник знаменитого ансамбля Harlem Blues and Jazz Band, которому на момент записи было 100 лет.

Сейчас Кэтрин Расселл – один из самых заметных джазовых голосов Америки. Она постоянно появляется на престижнейших площадках вроде Jazz at Lincoln Center Orchestra, где Расселл выступала с трубачом Уинтоном Марсалисом. Ее голос, харизма и естественное и органическое жизнелюбие, которая она демонстрирует на сцене и в телеинтервью обезоруживают. Этим летом вы сможете убедиться в этом сами – на фестивале Усадьба Jazz в Воронеже!

Благодарим Посольство США за поддержку концерта

The Band: Catherine Russell Quintet

Catherine Russell - vocals
Matt Munisteri - guitar
Mark Shane - piano
Tal Ronen - bass
Mark McLean - drums