Алексей Архиповский
16 июля, Рамонь, Дворец Ольденбургских, Сцена Аристократ

Человек, перепридумавший балалайку

Люди, которые слышат игру Архиповского, часто задаются вопросом: "Как он извлекает из трех струн столько музыки?". Балалайка — самый известный русский народный инструмент, обычно ассоциируется с лубком, трехаккордной частушкой. "Если спросить у любого балалаечника, каждый, наверное, вспомнит, как в средней школе учителя заставляли играть на балалайке, а тебе всегда было стыдно, — вспоминал музыкант в одном из интервью, — Инструмент-то стыдный, позорный".

Но у Архиповского "стыдная" балалайка превращается в инструмент, который не уступает в средствах выразительности мандолине или джазовой гитаре — а иногда и вовсе способна заменить собой целый оркестр. В ход идут и флажолеты, и приемы, характерные для музыки фламенко и специальные способы обработки звука.

В руках у Архиповского ансамблевый инструмент стал самодостаточным — и поэтому его выступления в России или за границей (а он уже объехал полмира: от Европы до Южной Кореи) всякий раз вызывают восторженную реакцию. Когда Архиповский выдает на балалайке супертехничные рок-соло, его сравнивают со Стивом Ваем. Когда он играет что-то джазовое, вспоминают музыкантов, обогативших язык джаза заучанием народных инструментов — таких как Астор Пьяццола или Ришар Галльяно. "Из рамок, обычно присущих этому инструменту, я выпал" — признавался Архиповский в интервью. Но именно благодаря этому у балалайки с его помощью может появиться новое и многообещающее будущее.
Made on
Tilda